• Животные

  • Главная
  • Животные
  • Растения
  • Загадочные
  • Классификатор
  • Все новости
  • Фото
  • Видео
  • Помоги природе
  • Отряд Чешуйчатые
    (Squamata)
    (Squamatas)

    Отряд ЧЕШУЙЧАТЫЕ (Squamata) 

     Представители отряда делятся на 3 подотряда:
    • ящерицы; 
    • амфисбены;
    • змеи. 

    Подотряд Ящерицы (Sauria)

    Ящерицы — наиболее многочисленная и широко распространенная группа современных пресмыкающихся. Внешний вид ящериц чрезвычайно разнообразен. Их голова, туловище, ноги и хвост могут быть в той или иной мере видоизменены. У одних видов тело заметно сжато с боков, у других — вальковатое или уплощенное сверху вниз, у третьих — цилиндрически укороченное или же вытянутое в длину, как у змей, от которых некоторые ящерицы внешне почти неотличимы. Большинство видов имеет две пары развитых пятипалых конечностей, однако в ряде случаев сохраняется только передняя или задняя пара ног, причем число пальцев может варьироваться от четырёх до одного, или же они отсутствуют вовсе. 

    Для большинства ящериц характерно неполное окостенение передней части черепной коробки, прочное срастание верхних челюстей с остальными черепными костями и наличие особых столбчатых костей, соединяющих крышу черепа с его основанием. Челюсти ящериц снабжены хорошо развитыми одновершинными или многовершинными зубами, которые прикрепляются с внутренней стороны у плевродонтных, или к наружному краю у акродонтных. Часто зубы имеются также на нёбных, крыловидных и некоторых других костях. Нередко они дифференцированы на ложные клыки, резцы и коренные. Акродонтные зубы стираются по мере старения животного и больше не заменяются. У видов, обладающих плевродонтными зубами, сломанный или выпавший зуб заменяется новым, вырастающим под старым или рядом с ним. 

    Чрезвычайно разнообразен по строению и форме язык ящериц. Широкий, мясистый и малоподвижный язык у гекконов и агам. Он сильно вытянут, глубоко раздвоен, очень подвижен и способен втягиваться в особое влагалище у варанов. Короткий и толстый язык используется при захвате добычи. Кожа ящериц покрыта роговой чешуей, характер и расположение которой сильно изменяется в зависимости от систематики. У многих видов расположенные на голове и различных частях тела крупные чешуи увеличиваются до размеров щитков, каждый из которых имеет специальное название. Нередко на голове и теле имеются бугорки, шипы, рога, гребни или иные роговые выросты, образованные видоизмененной чешуей. У самцов данные образования могут достигать значительных размеров. Некоторые группы ящериц характеризуются залеганием под чешуей костных пластинок — остеодермов, которые могут образовывать сплошной костный панцирь. У всех видов верхний роговой слой чешуи сбрасывается при периодических линьках и заменяется новым. Очень разнообразны форма и размеры хвоста. Как правило, хвост ящериц постепенно утончается к концу и отличается значительной длиной, которая превышает размеры туловища и головы. Однако в ряде случаев он укорочен или имеет иную необычную форму. Чаще овальный или круглый в поперечном сечении, хвост нередко сжат в горизонтальной или вертикальной плоскости в виде весла. 

    У ряда ящериц хвост цепкий или способен закручиваться наподобие спирали. Многие ящерицы обладают способностью к непроизвольному обламыванию хвоста в результате резкого сокращения мускулов. Разлом происходит по особой неокостеневшей прослойке поперек одного из позвонков. Отброшенный хвост может сохранть подвижность в течении суток. Вскоре хвост отрастает заново, но позвонки не восстанавливаются, а заменяются хрящевым стержнем, из-за чего новый отрыв возможен лишь выше предыдущего. Часто надорванный хвост отделяется не полностью, но все же отрастает новый, в результате чего появляются двухвостые и многохвостые особи. Интересно, что во многих случаях чешуя восстановленного хвоста отличается от обычной, причем обладает признаками более древних видов. Сухая кожа ящериц лишена желез, однако у некоторых круглоголовок (Phrynocephalus) на спине обнаружены настоящие кожные железы. У представителей ряда семейств на нижней поверхности бедер рядами располагаются так называемые бедренные поры — особые железоподобные образования, из которых в период размножения у самцов выступают столбики затвердевшего секрета. У других видов подобные образования располагаются впереди анального отверстия или по бокам его, соответственно называясь анальными и паховыми порами. Наиболее мелкие из известных ящериц (некоторые гекконы) достигают в длину всего 3,5—4 см, тогда как самые крупные, вараны, вырастают по крайней мере до 3 м, при весе 150 кг. Как правило, самцы крупнее самок. Однако в ряде случаев самки заметно превосходят самцов по размеру. 

    Глаза ящериц в большинстве случаев хорошо развиты и защищены веками, из которых подвижно лишь одно нижнее, тогда как верхнее сильно укорочено и из-за этого утрачивает свою подвижность. У многих видов ящериц происходит замена подвижных век цельной прозрачной оболочкой, покрывающей глаз наподобие часового стеклышка, как у змей. Сросшиеся веки имеются у большинства ночных ящериц, ряда безногих и роющих видов, а также у некоторых сцинков и других ящериц, равно с дневным и ночным образом жизни. 

    У многих роющих видов глаза сильно уменьшены в размерах, иногда совершенно зарастают кожей, сквозь которую просвечивают в виде слабозаметных темных пятен. Ночные ящерицы обладают значительно увеличенными глазами, имеющими зрачок в виде вертикальной щели с прямыми или изрезанными краями. В сетчатой оболочке глаз дневных ящериц имеются специальные элементы цветного зрения — колбочки, благодаря которым они способны различать все цвета солнечного спектра. У большинства ночных видов светочувствительные элементы представлены палочками, и восприятие красок для них недоступно. Как правило, ящерицы обладают хорошим слухом. Барабанная перепонка может быть расположена открыто по сторонам головы ящерицы, скрыта под чешуей тела или же может совершенно зарастать кожей, так что наружное слуховое отверстие исчезает. Иногда она вместе с барабанной полостью редуцируется, и животное способно воспринимать звук лишь сейсмическим путем, т. е. прижимаясь всем телом к субстрату. 

    Большинство ящериц издает только глухое шипение или фырканье. Более или менее громкие звуки — писк, щелканье, чириканье или кваканье — способны производить разные гекконы, что достигается при помощи языка или трением друг о друга роговых чешуи. Помимо гекконов, довольно громко «визжать» могут также и некоторые песочные ящерицы (Psammodromus). Обоняние развито слабее других органов чувств, однако некоторые ящерицы вполне могут отыскивать добычу по запаху. Ноздри многих, особенно пустынных, видов закрываются специальными клапанами, препятствующими попаданию песка в носовую полость. Некоторые ящерицы обладают хорошо развитым чувством вкуса и охотно пьют, например, сахарный сироп, выбирая его среди безвкусных растворов. Однако их вкусовая чувствительность к горьким веществам незначительна. У многих ящериц есть осязательные волоски, образовавшиеся из ороговевших клеток верхнего слоя кожи и правильно расположенные по краям отдельных чешуи. В разных местах туловища и головы часто располагаются особые осязательные пятна, на которых сосредоточены чувствительные клетки. 

    Многие ящерицы имеют так называемый третий, или теменной глаз, заметный в виде небольшого светлого пятна в центре одного из задних щитков головы. По своему строению он напоминает обычный глаз ящерицы и может воспринимать определенные световые раздражения, передавая их по особому нерву в мозг. Действуя на важнейшую эндокринную железу — гипофиз, световые сигналы стимулируют половую активность животных, наступающую лишь при определенной продолжительности светлого времени суток. Согласно последним данным, в этом органе вырабатываются также необходимые организму витамины группы D. Впрочем, механизм действия теменного глаза все еще не окончательно выяснен. Окраска ящериц чрезвычайно разнообразна и хорошо гармонирует с окружающей обстановкой. У видов, обитающих в пустынях, преобладают светлые, песочные тона; ящерицы, живущие на темных скалах, часто имеют бурую, почти черную окраску, а ящерицы, живущие на стволах и сучьях деревьев, испещрены коричневыми и бурыми пятнами, напоминающими кору и мох. Многие древесные виды окрашены под цвет зеленой листвы. Подобная расцветка характерна для ряда агам, игуан и гекконов. Общая окраска тела во многом зависит от характера рисунка, который может слагаться из отдельных симметрично расположенных пятен, продольных или поперечных полос и колец, округлых глазков или беспорядочно разбросанных по всему телу пятнышек и крапинок. В сочетании с цветом основного фона туловища эти узоры еще более маскируют животное на окружающей местности, укрывая его от врагов. Для окраски дневных видов характерны очень яркие красные, синие и желтые тона, тогда как ночные виды обычно окрашены более однообразно. Окраска некоторых ящериц значительно изменяется в зависимости от пола и возраста, причем самцы и молодые особи окрашены, как правило, более ярко. Ряду видов свойственно быстрое изменение окраски под влиянием изменений в окружающей среде или же под воздействием внутренних состояний — возбуждения, испуга, голода и т. д. Такая способность присуща некоторым игуанам, гекконам, агамам и другим ящерицам. 

    Максимальное число видов ящериц живет в тропической и субтропической зонах земного шара, в странах с умеренным климатом их меньше, и чем дальше к северу и югу, тем все более их число сокращается. До Северного полярного круга доходит лишь один вид — живородящая ящерица. Жизнь некоторых ящериц тесно связана с водой, и, хотя настоящие морские формы среди ящериц отсутствуют, одна из них — галапагосская игуана (Amblyrhynchus crislatus) проникает в прибрежные воды океана. В горы ящерицы поднимаются до уровня вечных снегов, обитая на высоте до 5000 м над уровнем моря. В специфических условиях среды ящерицы приобретают соответствующие черты специализации. Так, у пустынных форм по бокам пальцев развиваются особые роговые гребешки — песчаные лыжи, позволяющие быстро передвигаться по сыпучей поверхности песка и копать норы. В других случаях такие лыжи заменяются расширениями пальцев или образованием между ними особых перепонок, напоминающих плавательные. Ящерицы, живущие на деревьях и скалах, обычно обладают длинными и цепкими конечностями с острыми. Многие гекконы, проводящие всю жизнь на вертикальных поверхностях, имеют на нижней стороне пальцев особые расширения с мельчайшими цепкими волосками, способными прикрепляться к субстрату. 

    У многих лишенных конечностей и ведущих роющий образ жизни ящериц тело змеевидно вытянуто. Подобные приспособления к определенным условиям жизни у ящериц чрезвычайно различны, причем почти всегда они касаются не только особенностей внешнего строения или анатомии, но могут затрагивать также и многие важные физиологические функции организма, связанные с питанием, размножением, водным обменом, ритмом активности, терморегуляцией и т. д. Оптимальная температура среды, наиболее благоприятная для жизнедеятельности ящериц, лежит в пределах 26—42°С, причем у тропических и пустынных видов она выше, чем у обитателей умеренной зоны, а у ночных форм, как правило, ниже, чем у дневных. При повышении температуры выше оптимальной, ящерицы укрываются в тень, а при длительном установлении предельных температур полностью прекращают свою активность, впадая в состояние летней спячки. Данное явление часто наблюдается в пустынных и засушливых областях на юге. В умеренных широтах осенью ящерицы уходят на зимовку, которая у разных видов длится от 1,5 до 7 месяцев в году. Нередко они зимуют по нескольку десятков или даже сотен особей в одном убежище. Вся жизнь ящериц протекает в пределах довольно ограниченной территории, широко варьирующей от нескольких десятков, сотен или тысяч квадратных метров. У особей разного пола и возраста величина участка обитания различна, причем у молодых она больше, чем у взрослых. Иногда в пределах основной территории имеется еще более ограниченный «центр активности», где расположено убежище. У древесных видов участок часто ограничен одним или несколькими деревьями, а иногда лишь отдельной веткой или отрезком ствола. Участки обитания особей обычно в той или иной степени перекрываются, однако в центрах активности обитает, как правило, лишь одна взрослая ящерица данного вида. 

    В качестве убежищ ящерицам служат собственные или же принадлежащие другим животным норы. Многие находят убежище в трещинах или между камнями, под корой и в дуплах деревьев, в кучах опавшей листвы или хвороста и других подобных местах. Некоторые ящерицы поселяются в гнездах муравьев и термитов, хорошо уживаясь с их беспокойными обитателями. Часто, помимо основного, имеется еще несколько временных убежищ, расположенных в различных местах участка. Обладая хорошей топографической памятью, ящерицы безошибочно находят свое убежище, даже удалившись от него на значительное расстояние. Специальными исследованиями установлено, что по крайней мере некоторые ящерицы способны ориентироваться, определяя направление по солнцу. Степень подвижности и манера передвижения у разных ящериц весьма различны. Некоторые безногие формы роются в земле подобно червям. Более крупные безногие ящерицы передвигаются, змеевидно изгибаясь всем телом. Так же поступают виды со слаборазвитыми конечностями, поджимающие ноги к телу и практически не пользующиеся ими при передвижении. У ящериц хорошо прослеживается переход от настоящего ползания на брюхе к постепенному приподниманию тела над субстратом и к передвижению с высоко поднятым на ногах туловищем. Обитатели открытых пространств передвигаются быстрой рысью, причем многие переходят при этом к бегу на двух ногах. Любопытно, что южноамериканская игуана Basiliscus americanus способна даже пробегать в таком состоянии небольшие расстояния по воде, шлепая задними лапами по ее поверхности. Способность к быстрому бегу сочетается с наличием длинного хвоста, играющего роль балансира, а также руля для поворотов на бегу. Многие гекконы двигаются очень короткими перебежками, подолгу оставаясь на одном месте. У древесных видов развивается способность к лазанью, в котором часто принимает участие цепкий хвост. Некоторые специализированные формы ящериц, например летучие драконы (Draco), способны к планирующему полету благодаря кожным складкам по бокам тела. Способность к планирующему полету свойственна некоторым гекконам, имеющим на боках тела и на хвосте расширенные складки кожи. Многие ящерицы хорошо прыгают, на лету схватывая добычу. 

    Некоторые пустынные виды приспособились к «плаванию» в толще песка, в котором проводят большую часть жизни. Большинство ящериц — хищники, которые питаются всевозможными животными, которых они в состоянии схватить и осилить. Основную пищу мелких и средней величины видов составляют насекомые, пауки, черви, моллюски и другие беспозвоночные. Более крупные ящерицы поедают небольших позвоночных — грызунов, птиц и их яйца, лягушек, змей, других ящериц, а также падаль. Меньшее число ящериц является растительноядным. Их пищу составляют плоды, семена и сочные части растений. Однако даже у растительноядных молодые особи первое время питаются насекомыми и лишь позднее начинают кормиться растениями, утрачивая хищнические инстинкты. Многие ящерицы одинаково охотно едят как растительную, так и животную пищу. Некоторым видам присущ каннибализм: взрослые преследуют и поедают молодых особей того же вида. Пищевая специализация у ящериц наблюдается сравнительно редко. Так, морские игуаны питаются преимущественно одним видом водорослей, другие ящерицы поедают почти исключительно муравьев или термитов. 

    Южноамериканская каймановая ящерица (Dracaena guianensis) питается голыми слизнями и моллюсками, раковины которых легко раздавливает специализированными зубами. Ящерицы медленно подкрадываются к добыче, а затем схватывают ее в заключительном броске. Как правило, добыча поедается целиком, но может предварительно разрываться челюстями на части. Подобно другим пресмыкающимся, ящерицы способны длительное время оставаться без пищи, расходуя запасы питательных веществ, которые отлагаются в жировых телах. У многих видов, в частности у гекконов, жир откладывается также в хвосте, размеры которого при этом сильно увеличиваются. Ящерицы пьют воду, слизывая ее языком или черпая нижней челюстью. Пустынные виды довольствуются водой, находящейся в теле поедаемой добычи, а у некоторых из них она может накапливаться в особых образованиях, расположенных в брюшной полости. 

    У пустынных игуан рода Sauromalus по бокам тела под кожей имеются особые лимфатические мешки, заполненные студенистой жидкостью, которая в значительной мере состоит из воды, которая накапливается во время дождей. В странах с четко выраженной сменой времен года ящерицы приступают к размножению весной вскоре после пробуждения от зимовки. Самцы многих видов приобретают к этому времени яркую брачную окраску. В тропиках при круглогодично ровном и теплом климате многие ящерицы размножаются на протяжении всего года или же с коротким перерывом в период сильной засухи или во время дождливого сезона. В период размножения половозрелые самцы бывают сильно возбуждены, принимают специфические демонстративные позы, сочетая их с определенными, характерными для данного вида сигнальными телодвижениями. Демонстративные позы чрезвычайно различны и могут заключаться в приподнимании на задних или передних ногах, уплощении или сильном сжатии тела, поднятии, закручивании или спускании хвоста, покачивании и кивании головы и т. п. Противники обычно стремительно подбегают друг к другу, а затем медленно, как правило боком, сближаются, демонстрируя уплощенное или сжатое с боков и выглядящее поэтому непомерно увеличенным туловище. При этом самцы часто раздувают горло, оттопыривают роговые гребни и кожные складки. Более крупный и сильный самец теснит более слабого, делая ложные выпады, но не пускает в ход челюсти, пока слабый самец не обращается в бегство. Однако бескровные «бои устрашения» нередко переходят в настоящие бои, при которых самцы исступленно кусают, ударяют хвостом или стараются опрокинуть друг друга на спину. Часто в роли оружия используются роговые выросты на голове, шипы или рога. В результате побежденный, нередко истекающий кровью самец, оставляет поле боя, а победитель некоторое время его преследует, но затем быстро успокаивается. В отдельных случаях бои оканчиваются смертью одного из противников, хотя это наблюдается крайне редко. Для многих ящериц характерны своеобразные брачные игры, во время которых самец демонстрирует перед самкой яркую окраску тела, принимая специфические позы «ухаживания», на что самка отвечает определенными сигнальными телодвижениями, заключающимися, например, в покачивании или дрожании приподнятых передних ног и извивании хвоста. 

    У некоторых видов, например у многих игуан и агам, существуют «гаремы», когда на участке одного самца обитает несколько самок. Самец бдительно охраняет свой «гарем» или участок, немедленно принимая угрожающие позы при виде подходящих соперников. Впрочем, для охраны часто бывает достаточно уже одного вида хозяина, сидящего где-либо на возвышении и время от времени демонстративно производящего сигнальные телодвижения, оповещающие возможных соперников, что участок занят. Самцы некоторых гекконов, сидя в укрытии, периодически издают сигнальный крик, причем самцы соседних участков отвечают подобным же криком. При спаривании самцы ящериц удерживают самку челюстями за шею, за бока тела или у основания хвоста, причем вначале хватают ее, как правило, за хвост. Большинство ящериц откладывает яйца, количество которых в одной кладке колеблется от 1—2 у самых мелких видов, до 8—20 у средних и нескольких десятков у крупных ящериц. Многие мелкие виды откладывают яйца небольшими порциями несколько раз за сезон. Форма и размеры яиц также варьируют. Чаще они бывают овальные или вытянутые по продольной оси, реже совершенно круглые, слегка заостренные с концов или изогнутые в виде стручка. У самых мелких ящериц отложенные яйца достигают 4 - 5 мм в диаметре, тогда как у крупных варанов они весят 150 - 200 г. Яйца заключены в тонкую, пропускающую влагу бесцветную кожистую оболочку, которая способна растягиваться в процессе развития эмбриона. 

    Лишь у гекконов и некоторых безногих ящериц яйца одеты твердой известковой оболочкой. Такие яйца — мягкие при откладке — быстро твердеют на воздухе, и величина их остается неизменной на протяжении всего периода развития. Обычно самка откладывает яйца в нору или в неглубокую ямку, затем присыпает землей. Нередко несколько самок откладывает яйца в одно и то же место, где их скапливается несколько десятков или даже сотен. Меньшее число ящериц яйцеживородящи. Их яйца, лишенные плотной оболочки, развиваются внутри тела матери, и детеныши рождаются живыми, освобождаясь от одевающей их тонкой пленки еще в яйцеводах или сразу же после появления на свет. Настоящее живорождение установлено лишь у некоторых сцинков и американских ночных ящериц ксантузий, эмбрионы которых получают питание через ложную плаценту — кровеносные сосуды в стенках яйцеводов матери. Живорождение обычно связано с суровыми условиями существования, например с обитанием на крайнем севере или высоко в горах. В большинстве случаев, отложив яйца, самка уже никогда к ним не возвращается, и развивающиеся эмбрионы остаются предоставленными самим себе. Настоящая забота о потомстве наблюдается лишь у некоторых сцинков и веретениц, самки которых обвиваются вокруг отложенных яиц, периодически переворачивают их, защищают от врагов, помогают молодым освободиться от оболочки и, оставаясь с ними первое время после вылупления, уступают им пищу и защищают в случае опасности. Некоторые сцинки способны даже отличать собственные яйца от чужих, ощупывая их языком, и в специально поставленных опытах всегда безошибочно их находили и даже переносили на прежнее место. Продолжительность развития эмбриона внутри яйца весьма различна. У видов, обитающих в умеренном климате, эмбрионы развиваются 30 - 60 дней и молодые ящерицы появляются на свет в конце лета или в начале осени. 

    У видов, живущих в тропиках, продолжительность развития часто резко возрастает, достигая 8—9 месяцев. Биологически это связано с тем, что время появления молодых ящериц приурочено здесь к наиболее благоприятному периоду года, например к окончанию сезона дождей. Некоторыми видами ящериц яйца откладываются с почти полностью развитыми эмбрионами, благодаря чему молодые могут вылупляться на свет уже в ближайшие несколько дней. Ко времени вылупления из яйца у эмбрионов в переднем углу рта развивается специальный яйцевой зуб, которым, покачивая головой, молодая ящерица, как бритвой, прорезает в оболочке яйца щель для выхода наружу. У многих гекконов развивается два таких зуба. Половая зрелость у некоторых ящериц наступает уже на следующий год после рождения, у других же на 2 - 4-й или даже на 5-й год жизни. В последнее время у ряда ящериц было обнаружено явление так называемого партеногенеза, когда самки откладывают неоплодотворенные яйца, в которых развивается нормальное потомство. Это явление установлено у отдельных форм кавказской скальной ящерицы, североамериканских тейид из рода Chemidophorus и существует, возможно, у некоторых гекконов и агам. Самцы при партеногенезе отсутствуют, и такие виды представлены одними самками. Врагов у ящериц чрезвычайно много. Ящериц поедают всевозможные птицы: цапли, аисты, орлы, сарычи, луни, ястребы, пустельги, коршуны, секретари, совы, филины, вороны, сороки и многие другие. Не менее страшными врагами ящериц являются всевозможные змеи, многие из которых питаются исключительно ящерицами. Поедают ящериц и млекопитающие - барсуки, лисицы, виверры, мангусты, ежи и др. Некоторые крупные ящерицы, например вараны, поедают более мелких. При нападении врагов ящерицы в большинстве случаев спасаются бегством или же затаиваются неподвижно, маскируясь под окружающий фон. Последнее особенно эффективно при нападении змей, охотящихся лишь за двигающейся добычей. 

    Единственно ядовитые и потому опасные для хищников ящерицы — североамериканские ядозубы (Heloderma) при опасности не прячутся и не убегают, а демонстративно остаются на месте, доверяясь своей яркой предупреждающей окраске, состоящей из сочетаний розового, желтого и черного цветов. Нередко ящерице удается спастись от хищника, оставив в его когтях или пасти извивающийся отброшенный хвост. У ряда способных к аутотомии видов хвост очень яркой окраски, что, возможно, привлекает к нему внимание хищника. Многим ящерицам свойственно предостерегающее поведение, отпугивающее врага. Во многом оно напоминает описанные выше брачные повадки возбужденных. Иногда ящерицы способны и сами нападать на врага, причем укусы их весьма чувствительны, а у крупных видов просто опасны. Кусая врага, они крепко стискивают зубы, закрывают глаза и, расслабив тело, повисают в состоянии своеобразного транса. Зачастую легче бывает сломать животному челюсть, чем заставить его ослабить хватку. Вараны и некоторые другие виды, обороняясь, могут наносить болезненные удары хвостом. Разные ящерицы при нападении врагов принимают очень своеобразные позы пассивной защиты. Продолжительность жизни ящериц значительно варьирует. У многих сравнительно мелких видов она не превышает 1 - 3 лет, тогда как крупные игуаны и вараны живут по 50 - 70 и более лет. Некоторые ящерицы выживали по 20 - 30 и даже 50 лет в неволе. Большинство ящериц приносит пользу, поедая значительное количество вредных насекомых и беспозвоночных животных. Мясо некоторых крупных видов вполне съедобно, из-за чего они нередко являются объектом специального промысла, причем кожа этих пресмыкающихся также используется человеком. В ряде стран отлов и истребление некоторых ящериц запрещено законом. В настоящее время известно около 4000 видов различных ящериц, объединяемых обычно в 20 семейств и почти 390 родов. 

    Подотряд амфисбены (Amphisbaenia) 

    При всем их значительном разнообразии современные ящерицы и змеи характеризуются одним очень характерным признаком - наличием на теле плотной роговой чешуи, откуда происходит и общее их название - «чешуйчатые пресмыкающиеся». В противоположность этому, цилиндрически вытянутое червеообразное тело амфисбен покрыто цельной роговой пленкой, опоясанной узкими поперечными кольцами, которые пересекаются более или менее явственными продольными бороздками. В результате каждое кольцо разбивается на многочисленные правильные прямоугольники или квадраты, по внешнему виду несколько напоминающие чешую. Амфисбен отличает также сильное окостенение изменчивого по форме черепа, лишенного черепных дуг и характерных для ящериц столбчатых костей. Немногочисленные плевродонтные зубы располагаются лишь в передней части челюстей и заметно варьируют по форме и величине. Характерно, что, в отличие ящериц, эмбриональный яйцевой зуб у этих пресмыкающихся не исчезает с возрастом, а, увеличиваясь в размерах, сохраняется на всю жизнь. В отличие от большинства змей и безногих ящериц, обладающих единственным правым легким, у амфисбен развито одно левое. 

    Свойственные большинству чешуйчатых крупные роговые щитки покрывают лишь уплощенную голову амфисбен, выполняющую, помимо всего прочего, также специальную роль органа для рытья. В соответствии с этим ее назначением у одних видов голова килевидно вытянута или тупо закругляется на конце, у других лопатовидно уплощена в вертикальной или горизонтальной плоскости или же приострена наподобие утюга. В последнем случае передний конец морды находится на уровне брюха или в той или иной мере вздернут кверху. Специальные исследования показали, что подобная форма головы в сочетании со специализированной шейной мускулатурой является идеальным роющим устройством, рассчитанным на различную плотность грунта, на котором амфисбена живет. Большинство видов совершенно лишено наружных конечностей, и только у нескольких представителей североамериканского рода Bipes сохраняются короткие передние ноги с редуцироваными в той или иной мере пальцами. Задняя половина тела большинства амфисбен плавно переходит в короткий, более или менее тупо закругляющийся хвост. Это сходство подчеркивается еще и тем, что в случае опасности многие амфисбены резко вздергивают хвост кверху, отвлекая внимание хищника от неподвижной, легко уязвимой головы. Благодаря этому коренные жители некоторых стран называют амфисбен двухголовыми змеями. У некоторых видов хвост способен закручиваться и обладает значительной цепкостью. 

    Многочисленные поперечные кольца, опоясывающие на всем протяжении тело амфисбен, придают им удивительное сходство с крупным земляным червем, еще более усиливающееся, когда животное двигается. При этом вдоль всего тела амфисбены спереди назад пробегают отчетливые волны, образованные быстрыми движениями последовательно сближающихся и расходящихся туловищных колец. Поступательное движение амфисбены объясняется тем, что бегущие волны, наталкиваясь на малейшие неровности субстрата, в общей сложности создают силы, толкающие животное в обратном направлении. В отличие ящериц и змей, кожа амфисбен свободно прилегает к телу, образуя подвижный кожный мешок, способный собираться в складки по линиям опоясывающих туловище колец. Подобным необычным образом животное способно одинаково легко двигаться как вперед, так и назад, что объясняет само название «амфисбена», происходящее от двух греческих слов, переводимых как «двигающаяся в оба конца». Понятно также широко распространенное в литературе другое название этих пресмыкающихся - «двуходки». Указанная особенность играет важную роль при движении амфисбен в прокладываемых ими узких подземных ходах, где они лишены возможности развернуться. На поверхности почвы амфисбены могут передвигаться также о